Версии сторон и вопросы по сбитому Су-24

Сбитый 24 ноября 2015 года близ турецко-сирийской границы Су-24М российских ВВС вызвал один из крупнейших международных кризисов последних лет. Обстоятельства перехвата самолета и последующие события показывают, что, возможно, Турция шла на обострение намеренно.

Версии сторон

Турция обвинила российские самолеты в нарушении своих воздушных границ практически сразу, однако уже в первые часы турецкую версию подвергли сомнениям. В частности, представители Пентагона сообщили о невозможности достоверно установить факт нарушения границы российским самолетом. Белый дом в свою очередь сообщил о том, что нарушение, если и имело место, длилось«считаные секунды».

На следующий день Bild со ссылкой на свои источники сообщил, что, по мнению немецких военных, российский самолет был сбит над территорией Сирии, при этом время нахождения Су-24 в турецком небе не превысило 17 секунд, а нарушение было непреднамеренным.

Российский Генштаб изложил свою версию случившегося вечером 24 ноября. Как заявил недавно вступивший в должность начальник главного оперативного управления Генштаба генерал Сергей Рудской, российский самолет в турецкое воздушное пространство не входил и не получал предупреждений перед атакой. «Никаких попыток со стороны турецкого самолета связаться или установить визуальный контакт с нашим экипажем средствами объективного контроля не зафиксировано, — подчеркнул Рудской. — Попадание ракеты в самолет Су-24М произошло над территорией Сирии. Место падения самолета находится на сирийской территории в четырех километрах от границы». Тогда же генерал признал факт гибели одного из пилотов. Как он сообщил, катапультировавшийся летчик был расстрелян боевиками с земли.

Вопросы

Первые вопросы возникли еще на стадии просмотра видеозаписи с кадрами падения подбитой машины. Качество картинки слишком высокое для обычных сирийских военных видео, что наводит на мысли о пребывании в районе оператора с профессиональной камерой, знавшего, что и когда ему предстоит снимать. Теми же вопросами можно задаться в связи с видеозаписью уничтожения вертолета.

Недоумение усилилось после обнародования версии Анкары, согласно которой турецкие ПВО в течение пяти минут 10 раз предупредили приближающиеся самолеты о необходимости изменить курс. Эта запись была показана в том числе по турецкому телевидению. Она представляет собой многократное воспроизведение одной и той же фразы, не привязанное ни к месту, ни ко времени, и никак не может считаться доказательством реально переданных в эфир предупреждений.

Основной же вопрос состоит в том, когда именно турецкие истребители начали свою атаку? Даже если нарушение турецкой границы действительно имело место, то его кратковременность (менее 20 секунд по американской и немецкой версиям) заставляет предполагать, что решение об атаке было принято заранее. Сам же пуск ракет с очень большой вероятностью производился уже над территорией Сирии. Все это, с учетом очень быстрого появления в сети соответствующих объяснений и видеоматериалов, свидетельствует в пользу подготовленной провокации с целью принуждения России как минимум к изменению целей операции в Сирии, а как максимум — к ее прекращению. Очевидно, что турецкое руководство рассчитывало на поддержку со стороны союзников по НАТО.

http://lenta.ru/articles/2015/11/25/su24/